Тисса
- Помню ли я?
Странно, если на этой развилке взять вправо, то через несколько километров въедешь в откровенное русское болото; если влево - в столь же откровенный русский лес; лишь прямая дорога куда-то ведёт.
"Куда-то" было самым подходящим словом для посёлка длинною в тысячу душ - все до единой "городского типа". Типа, город.
Три киоска, сельпо и бог-из-самогонного-аппарата.
Тоска, великая русская печаль и страшная чёрная печать.
Первый раз по дурости было некуда не свёрнуто, а посему мы смогли в полной мере насладиться чудесном образом жизни простого русского народа, который (образ) все, кому не лень либо превозносят, либо презирают.
Мы воздержались от того и от другого. Мы просто поспешили уехать.
И мы не постеснялись сказать себе правду: мы испугались до дрожи в почках. Раньше мы, почитай, ничего не боялись, а в тот день - поди-ты! И страх закостенел в нас, как второй хребет, покрыл хитином нервы, дабы спасти и сохранить.
Мы уехали, закрыв глаза. Своя шкура дороже. Всё плохо, всем плохо, только мы глаза не откроем - мы боимся. И правильно делаем.
Мы были в болоте - там клюква, и в лесу - там опята.
Я с тех пор развилок боюсь - вдруг опять не туда?..
И совесть моя боится - ей тогда больно пришлось - когда тебя сапогами давят - тогда и правда больно.
Больно...