Тисса
- Помню ли я?
-Ты знаешь, откуда берутся сны? - спросил Абрикосов у связанного человека. Тот что-то промычал в ответ, дёрнувшись, что, конечно же, причинило ему дополнительные неудобства, верёвки ведь и так врезались в тело, а от дёрганья становилось только хуже. Абрикосов не понимал, почему они все дёргаются, ведь все до единого. Ещё не было того, кто проявил бы благоразумие.
-Я, в принципе, всегда догадывался, что наука бессильна в этом вопросе, - ответил Абрикосов на свой вопрос. - Они много чего придумывали, и определённые вещи были весьма правдоподобны, но мне всё равно не доставало завершённости в этих теориях. Я из тех, знаешь, кому очень нужна теория всего. Иначе мы не можем спать спокойно.
Я, в конце концов, получил ответ на этот вопрос. Ближе всего к природе сна подошли не учёные, а люди с блудливым воображением. Ну, блудливым - потому что их воображение блуждало всегда в каких-то антинаучных далях. И, знаешь, именно в тех далях пряталась правда. Всякие символические вещи - ворота сна, песочный человек, страна кошмаров, всё это почти правда. Но есть, есть теория всего для сна, подводящая к единому знаменателю то, что считается "выдумками".
Абрикосов открыл печную заслонку. Ему жарко дыхнула в лицо душа огня. Ведьма появится, как только он уйдёт.
-Но за любую правду нужно что-то отдать. Мне вот... - он развёл руками, как будто показывая, что с ним сделалось; правда, привязанный к стулу человек не мог не заметить с самого начала, что обе ноги Абрикосова от колена до стопы лишены и кожи, и мяса, и представляют собой гладкую, блестящую кость.
-Но! - Абрикосов поднял указательный палец, чешуя, заменяющая ноготь, блеснула от света огня. - Мало у кого такая интересная работа. Я же проводник кошмаров, как ты понял. Проводник кошмаров...
Он сверился с внутренними часами: ведьма уже рядом; огляделся, ничего ли не забыл, и подмигнул связанному:
-Ну, наслаждайся. А мне пора. Много, много работы в последнее время.
Проводник кошмаров растаял в воздухе; и начался очень, очень дурной сон.